Как женщины в аэропорту Борисполь работают в «мужских» профессиях

6
Марина Фастовец
Марина Фастовец. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Как выглядит человек, который руководит строительством в аэропорту или авиационной безопасностью? Кого вы представляете за штурвалом Boeing? Кто может тренировать более сотни пожарных? Если в воображении сразу рисуется образ мужчины, то оно вас обманывает.

Героини этой статьи — 13 женщин, которые разбивают все стереотипы о разделе профессий на «женские» и «мужские». Каждая из них связала свою жизнь с авиацией и любит свою работу. Каждая из них показывает, что главное в работе — это высокие профессиональные стандарты.

Фонд ООН в области народонаселения совместно с аэропортом Борисполь подготовили специальный проект «Профессии без ограничений» к Международному дню женщин.

Антонина Петриченко
Антонина Петриченко. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Антонина Петриченко — начальник службы по капитальному строительству аэропорта Борисполь

В детстве я мечтала стать стюардессой. Но помешал мой рост. В 12 лет я вымахала до 176 сантиметров. В том же возрасте торжественно объявила родным о своих планах на авиацию. Они мой энтузиазм не поддержали: «Куда тебе? Ты в самолете будешь головой потолок протирать!». В советские времена нормой для стюардессы был рост до 170 сантиметров. Поэтому мне пришлось изменить мечту. Следующей стало строительство. От нее близкие тоже были не в восторге: «Инженер в юбке? Такого быть не может!». В строительстве этими делами занимались тогда мужчины. Но я приняла решение и сделала, как хотела.

Сначала закончила строительный техникум, затем институт. Занималась реставрацией, медицинским строительством. А дальше жизнь привела обратно к детской мечте — к авиации. Сначала в роли заместителя начальника службы по капитальному строительству. Сейчас уже эту службу возглавляю. В нашей команде 30 человек, а кроме того еще множество подрядчиков для наших 33 объектов. Иметь дело с таким большим количеством людей не всегда просто. Но безумно интересно, потому что вместе мы создаем новое. Мне нравится постоянно развиваться, учиться, работать с новыми людьми и направлениям. Не люблю однообразия, и здесь его точно нет. Это не конвейер. Каждый объект — это новое расположение, новая история, новая жизнь. В конце концов, новые люди и возможности. Я обожаю начинать что-то с нуля и доводить до завершения. Это так приятно — видеть, как первые пассажиры заходят на новый объект. Да, когда все уже готово, то меня это особенно радует. И вдохновляет создавать далее.

Марина Фастовец
Марина Фастовец. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Марина Фастовец — начальник отдела по вопросам предотвращения и выявления коррупции в аэропорту Борисполь

Еще ребенком я для себя решила, что стану милиционером. Помню, как на встрече выпускников мы зачитывали записки с нашими детскими желаниями. В моей так и было написано — «хочу стать милиционером». Эта мечта вела меня всю жизнь. Даже когда я совсем забыла о записке. Учиться дальше я пошла в Академию внутренних дел. Родители этот выбор поддержали. Правда, им казалось, что пока буду учиться, то мечта выветрится. А нет, только укрепилась. В результате я стала следователем, а потом старшим следователем.

В 2016 году узнала о разработке нового проекта в аэропорту «Борисполь» для пассажиров, у которых пропали вещи из багажа. Я решила подать свои идеи о том, как наладить работу такого отдела. Среди всех предложений больше всего понравилась моя, и мне предложили взяться за дело. Так я возглавила детективный отдел в аэропорту, или, как нас называют, стала менеджером по безопасности. Сразу запустила телефонную линию, объявления для пассажиров, куда им обращаться в случае потери своих вещей. Сегодня уже возглавляю два отдела — детективов и антикоррупционный.

В моих командах всегда было много мужчин. У нас нет противоречий, как раз наоборот — прекрасно ладим и понимаем друг друга. Аэропорт объединяет близких по духу людей. Мы все любим движение. Другие здесь не задерживаются. Остаются те, кто умеет не растеряться, а быстро собраться и найти решение. И нести за него ответственность. Мы же напрямую работаем с пассажирами. По сути, львиная доля нашей работы — это коммуникация с людьми. Людьми в дороге, которые открывают свой чемодан и видят, что там чего-то не хватает. Или весь багаж куда-то делся. Конечно, они взволнованы или разгневаны. И нам надо их успокоить и объяснить, что их проблема — это и наша проблема. Мы ее решим. Для меня удачный день на работе — это шесть-семь совещаний, собеседований, рассмотрение дел по кражам. И чтобы все это было с результатом.

Обожаю движение и вне работы тоже. Поэтому стараюсь на выходных путешествовать и встречаться с друзьями. Мой 12-летний сын говорит, что я все делаю правильно, и ему очень хочется стать таким, как я. Не знаю, правду говорит или немного преувеличивает, но его слова дают мне огромный заряд энергии.

Светлана Бурда
Светлана Бурда. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Светлана Бурда, лейтенант, пресс-аташе отдельного контрольно-пропускного пункта «Киев»

Я была папиной дочкой. Всегда за ним повсюду хвостиком ходила. Он работал в правоохранительных органах и очень хотел, чтобы кто-то из дочерей когда-то носил погоны. Папы не стало, но его мечта осталась со мной. У мамы впрочем были свои планы: она видела нас с сестрой учительницами. Мы послушались и вступили на филологию. Но мне все равно хотелось оправдать в жизни папину мечту. Поэтому после пятого курса я отдала маме диплом со словами: «Ты хотела, чтобы я стала учительницей — вот. А теперь я иду служить». Конечно, для нее это было как гром среди ясного неба. Отговаривала меня, как умела. И что это не женская работа говорила, и крепкую семью я никогда с такой работой не построю. Но она знала, что с моим характером не говори, а я все равно сделаю свое.

Я начинала с солдата и за семь лет выросла до звания лейтенанта. Выбрала для себя пограничную службу. Работала и на западной границе на пунктах пропуска, и в администрации, и в АТО — начальником пресс-службы Донецкого пограничного отряда. Там же познакомилась с будущим мужем. Он также пограничник, боевой офицер, полковник. Сейчас воспитываем маленького сына. Хорошо, что мы с ним из одной сферы. Поэтому он понимает, если мне приходится рано уезжать или поздно возвращаться домой. У нас в семье нет такого, что что-то делает только мужчина, а что-то — только женщина. Оба все делаем по мере необходимости. И на работе так же никто не разделяет обязанности. «Ты женщина, а значит не справишься с этим» — однозначно не про нашу службу. Мы равноценно делаем все то же, что и мужчины-военнослужащие.

Давно поняла, что работа в кабинете — точно не для меня. Не могу я сидеть в четырех стенах, мне нужно постоянное движение. Поэтому всегда выбирала для себя риск и адреналин. Так интереснее жить. Сейчас я на службе в различных аэропортах. Это огромные потоки людей и море ситуаций, на которые нужно очень быстро реагировать. Люблю свою работу, потому что это живое общение, которое никогда и ничем не заменишь.

Светлана Замихора
Светлана Замихора. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Светлана Замихора — начальник смены отдела контроля доступа службы авиационной безопасности аэропорт Борисполь

Я выросла в Борисполе. А кто из детей, живущих в Борисполе, не мечтал иметь дело с авиацией? Нас всегда привлекали самолеты. Помню, как малыми ездили в аэропорт — поесть мороженого и вблизи на них посмотреть. Мы от этого были на седьмом небе от счастья.

Я не стала стюардессой, как в детстве мечтала, а стала учительницей английского языка. Работала в школе, потом родила ребенка, и обратно к учительству возвращаться не хотелось. Тогда я вспомнила о детском желание быть ближе к самолетам. Поэтому я заново училась и стала инспектором-оператором в пассажирском отделе. То есть одной из тех людей, которые проверяют вашу ручную кладь и багаж перед рейсом. Но не только молча проверяют, но и общаются. Поэтому работу я сразу полюбила. И английский пригодился.

В аэропорту я уже 13 лет. К своей нынешней должности я пришла, когда у нас создали несколько отделов. Сначала была старшим контролером контрольно-пропускного пункта. Тогда это было огромной редкостью, чтобы женщина имела дело с осмотром автомобилей, техникой. Но мне доверили, и я справлялась. Часто заменяла начальника отдела. А потом и сама возглавила отдел. Сейчас под моим руководством полсотни человек.

Каждое утро просыпаюсь с улыбкой, потому что люблю ходить на работу. Это постоянное живое общение и с коллегами, и с совершенно незнакомыми людьми. Случаются и конфликтные ситуации, но я всегда стараюсь ставить себя на место пассажира. Вот как бы я себя чувствовала, если бы так же в горячке куда бежала, опаздывала, а тут еще дополнительный досмотр вещей? Видимо, тоже была бы раздражена. Поэтому надо клиента успокоить, а не разозлить еще больше. Моя работа дает возможность и помогать людям, и постоянно учиться новому. Изобретательные пассажиры постоянно придумывают новые способы провезти запрещенные предметы. Поэтому нужно держать руку на пульсе. Вообще аэропорт — это жизнь, которая кипит и каждый день приносит свежие эмоции. Мы никогда не стоим на месте. И это стимул ежедневно идти на работу с удовольствием.

Людмила Гончаренко
Людмила Гончаренко. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Людмила Гончаренко — оператор котельной службы главного энергетика аэропорта Борисполь

Люди удивляются, когда видят меня, женщину, в котельной. Могу только на это улыбнуться: «Ну, кто на что учился». Я работаю здесь 17 лет. За столько времени уже вслепую знаешь что, где, как и к чему. Но по первому образованию я учитель начальных классов. Успела выпустить один класс, потом родила своих детей и решила, что надо менять профессию. На работу надо было ездить в деревню, а хотелось быть ближе к детям, которые как раз пошли в школу. Сестра, которая работала оператором теплосети «Борисполь», предложила мне тоже этому научиться. Так я попала в сферу теплоснабжения.

Говорят, что работа оператора — мужская. Но у нас в теплосети думали по-другому. А когда строилась котельная в аэропорту, нас, женщин-операторов теплосети «Борисполь», пригласили туда перейти. Предложили гораздо лучшие условия, поэтому я с радостью согласилась. Я здесь фактически с первого дня запуска котельной. У нас в коллективе люди работают десятки лет. Уже дети выросли, внуки родились. Мы всем делимся и друг о друге знаем. Уже почти родственники, с которыми тебе хорошо и уютно. Даже когда на работе в различные смены не встречаемся, то звоним друг другу, собираемся отдельно, чтобы вместе посидеть-поговорить.

Так, по призванию я педагог, а попала в совершенно другую сферу. Но не жалею о своем выборе. Я человек легкий на подъем. Поэтому если бы что-то не нравилось, то меня бы здесь давно не было. А возвращаться назад в школу я не думала. Оператором спокойнее быть, чем учительницей. У меня есть внуки и вижу, знаю, что это такое. Я на своей смене одна —  чистое спокойствие. А дома — шум-гам, суета с детьми. Поэтому в котельной я отдыхаю морально. Дочь не раз говорит: «Мама, ты на работу идешь как на праздник». Я смеюсь в ответ: «Доченька, оно так и есть».

Ольга Гаценко
Ольга Гаценко. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Ольга Гаценко, мойщик летательных аппаратов, водитель в аэропорту Борисполь

Я росла среди мальчишек. У нас была такая детская ватага — 7-8 ребят и я. Вместе и по деревьям лазили, и мяч гоняли, и в хоккей играли. У нас была куча общих интересов. А потом так и повелось, что я не разделяла профессии на «женские» или «мужские». Выучилась на слесаря, сварщика, вентилянционщика. На это подговорил, кстати, не брат, а двоюродная сестра с подружкой: мы идем туда учиться, давай с нами. Я согласилась. Оказалось, что из 300 человек нас, девушек, было всего пятеро. Но, как и в моей детские ватаге, в этом коллективе тоже было комфортно, весело и интересно. Ребята нас во всем поддерживали. Я о том времени с улыбкой вспоминаю.

Затем некоторое время я работала по специальности на заводе «Озон». А в аэропорт попала 25 лет назад благодаря своей свекрови, бывший стюардессе. Тогда как раз открыли новую службу, и нужны были люди — наводить порядок в самолетах после рейсов. Чтобы новые пассажиры заходили в опрятный чистый салон. У нас были водители, которые подвозили нас к самолетам. А в 2003 году руководство спросило, не хотели бы мы сами водить машины. Я обрадовалась и сразу согласилась. Родные были скептически настроены: «Как ты, такая маленькая, 155 сантиметров, и будешь водить в аэропорту, ты не боишься?» Я покачала головой, не боюсь и пошла учиться. Это моя жизнь и мой выбор. Если я что-то придумала и захотела, то никто меня от того отговорить не сможет. Мне с детства нравилась техника. На чем я только не ездила! На велосипеде, на самокате, на мопеде, мотоцикле, мотороллере, на машине. Люблю дороги. И теперь они каждый день на работе.

Светлана Майборода и Татьяна Крючкова (справа)
Светлана Майборода и Татьяна Крючкова (справа). Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Татьяна Крючкова — инспектор-кинолог отдела кинологического обеспечения аэропорта Борисполь

Я родилась в семье медиков, и ни у кого и вопросов не возникало кем мне быть. Я получила медицинское образование и пошла работать по специальности. Но чувствовала: это не мое. Просто душа не лежала к медицине, и все. Поэтому я начала искать занятие, которое будет вдохновлять, давать энергию. Так в жизнь пришла кинология. Я посмотрела чемпионат мира для собак, и меня это красивое зрелище просто захватило. Захотелось и себя попробовать. Я нашла собаку для спортивной дрессировки, площадку для тренировок — и закрутилось. Выезды на соревнования, подъем в четыре утра для выхода с собакой на след, семинары для кинологов. Этот спорт закалил меня и открыл новые возможности. Одной из них стал аэропорт.

Когда узнала, что в аэропорту проводят набор кинологов, не затягивала ни мгновения. Это был шанс освоить новую сферу и продолжить работать с собаками. Хотя спортивную дрессировку я тоже не бросила. Трудно выбрать что-то одно, когда нравится и то, и другое и имеешь дело с очень разными собаками. В спорте собака — это лидер. Она готова защищать, но может поспорить с хозяином. В аэропорту нужны совсем другие качества. Она должна быть очень уравновешенной и не реагировать на посторонних людей. Как-никак, работаем прямо в терминале. Надо ни на кого не отвлекаться и просто спокойно работать.

Когда я пришла на работу в аэропорт четыре года назад, мне поручили уже взрослую собаку. Серьезную такую, самостоятельную, уверенную. Одним словом, сложившуюся личность. Надо было налаживать контакт, находить общий язык, чтобы она начала меня слушаться. А вторую я уже сама себе воспитала с детства. Она тоже интересная — чувствительная очень, может легко обидеться. К ней надо иметь свой подход. Мне нравится это. Нравится, что в работе много общения и новых людей. После медицины кинология стала для меня другим миром, в котором много движения и много общения. Собственно, поэтому я и работаю в аэропорту. Мое хобби переросло в работу.

Светлана Майборода — инспектор-кинолог отдела кинологического обеспечения службы авиационной безопасности аэропорта Борисполь

На размышления мне дали три дня. Я работала в ветеринарной службе, временами консультировала кинологов. И тут неожиданно — это предложение самой стать кинологом. Три дня я не думала, а в тот же вечер сказала «да». Понятия не имела, что меня ждет и как все сложится. Знала только, что люблю риск и хочу пробовать что-то новое. Да всегда было — я принимаю непредсказуемые решения. И вот уже десять лет, как я инспектор-кинолог в аэропорту.

Наша работа — это постоянный риск. Каждый раз идешь на смену и не знаешь, как сложится, как все пройдет. Но я для себя придумала рецепт от тревоги: просыпаться с позитивом и с готовностью к неожиданностям. Это нужно и мне, и собаке, ведь она сразу чувствует мое настроение. Если с ним что-то не так, просто потеряет свою бдительность. Когда хозяйка спокойная, то и собака спокойная и спокойно выполняет задание. Собака подстраивается под тебя, а ты под нее. В этой работе вы одно целое. Если ты нервная и напряженная, то она это чувствует. Ты нервничаешь — и она нервничает. Этого ни в коем случае допускать нельзя.

Вызовов за смену хватает, но я стараюсь давать собаке время отдохнуть. Хотя, даже если она всем своим видом показывает, что устала, только дай новую задачу — усталость как рукой снимает. Просто в глазах меняется. Наша работа, какой бы опасной она ни была, похожа для собаки на веселую игру в детектива. Мне главное — ее заинтересовать, чтобы она в эту игру захотела играть. А это приносит массу удовольствия, когда между нами есть контакт.

Лилия Сурмач
Лилия Сурмач. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Лилия Сурмач, диспетчер «Украэроруха»

Я выросла в Кропивницком. Там есть летная академия и педагогический университет. Когда выбирала, куда идти учиться, учительницей себя плохо представляла. А вот к авиации имела интерес. Тем более, что я хорошо говорила по-английски и хотела своими знаниями пользоваться. Поэтому выбрала летную академию. Интересно, что мой папа когда-то мечтал там учиться, но не получилось. А у меня получилось. И хотя он меня к этому не подталкивал, очень обрадовался, когда я сама выбрала этот путь.

В летной академии девушек было в десять раз меньше, чем мужчин. А на смене в диспетчерской башне в те времена — одна женщина. «Запомни: ты не женщина — ты диспетчер». Такими словами меня встретили на первом месте работы в 2005 году. И фраза навсегда запечатлелась в памяти. Действительно, какая разница — мужчина ты или женщина? Главное — это хорошо выполнять свою работу. Она требует сосредоточенности и полного присутствия. В один момент происходит очень много процессов, и надо их всех контролировать. Я становлюсь другим человеком, когда работаю. И то, что сразу вижу результат моей работы, приносит мне огромное удовольствие.

Анна Покусаева
Анна Покусаева. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Анна Покусаева, диспетчер «Украэроруха»

Я счастливый авиадиспетчер, потому что люблю то, чем занимаюсь. И при этом чувствую огромную поддержку — как от семьи, так и от коллектива. У нас нет такого: «женщина, знай свое место». Есть пространство, чтобы расти и развиваться. Даже в декрете я долго задерживаться не хотела. Вернулась к работе, когда дочери исполнилось семь месяцев.

В эту сферу я попала в свое время случайно. Если бы не родители, то я бы и не знала, что вообще есть такая специальность. Помню, как подавала документы в НАУ и проходила мимо ангара с самолетами. Задержалась рядом и тогда уже почувствовала, что хочу иметь дело с авиацией. И вот — уже десять лет работаю авиадиспетчером. Сначала меня взяли в аэропорт Донецка. А из-за военных действий в 2014 году пришлось перевестись в Киев. Хорошо, что муж в очередной раз поддержал. У нас же как обычно? Жена за мужем едет. У нас дважды получилось наоборот. Он мог принять другое решение, но понимал, насколько я люблю эту работу. Для людей в авиации очень важно это понимание и принятие семьи. Мужу и двум дочерям надо подстраиваться под мой график. Без их принятия и одобрения было бы непросто. Так что мне в этом плане очень повезло.

Марьяна Якимчук
Марьяна Якимчук. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Марьяна Якимчук, диспетчер «Украэроруха»

За то, что я стала авиадиспетчером, нужно благодарить мою маму. Я не знала, куда поступать. А ей подсказали подать документы на эту специальность. Помню, сначала я сердилась, говорила, что закончу обучение — и все. Но сейчас, когда оглядываюсь назад, понимаю, что все произошло так, как должно было случиться. Видимо, просто судьба. Подростком я не знала, кем быть. Как и большинство, летала где-то высоко в облаках и плохо понимала, что происходит на земле. И как оценить все преимущества и недостатки выбранной тобой сферы? Обучение часто отличается от реальной работы.

Я не была уверена, что когда-то вообще буду работать по специальности. Ходили слухи, что трудно устроиться на работу авиадиспетчером. Но моя история доказывает обратное. После университета я прошла несколько этапов отбора и уже восемь лет здесь. Когда только начинала, было страшно. Идешь на смену и как-то не по себе. Знаешь же, что от тебя многое зависит, какая на тебе огромная ответственность. Но со временем все страхи проходят. Мне нравится атмосфера в нашем коллективе и работа по сменам. Не могу представить себя на офисной работе с понедельника по пятницу.

Виктория Арделян
Виктория Арделян. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Виктория Арделян — пилот МАУ

Четыре поколения моей семьи связаны с авиацией. Прадед выполнял боевые вылеты на штурмовике во время Второй мировой войны. Прабабушка была авиатехником. Дедушка, дядя, отец — все связаны с небом. Я росла в этой атмосфере и мечтала стать пилотом. Родители тем временем видели меня лингвистом. Настояли на том, чтобы я подала документы на учебу в Киев. Я послушала и сделала так. А потом приехала домой, в Кропивницкий, и подала документы еще в летное училище. Что ни говори, а от мечты отступать не собиралась.

У меня никогда не было иллюзий, что авиация — это одна лишь романтика. Я всегда понимала, каких больших физических и умственных затрат она требует. Какая это большая ответственность — быть пилотом. Но готова была идти до конца. Окончила аспирантуру и получила звание кандидата технических наук. Затем свидетельство коммерческой пилота. Проходила обучение не только в Украине, а еще в Литве и Дании. Я осваивала все новые современные самолеты, и азарта к работе становилось только больше. Да, это часы тренировок, тренажеров и огромный объем информации. Поддержка папы и его установки в этом очень помогли. Он сам весь мир за штурвалом самолета облетал. Так что многим может поделиться из собственного опыта.
Вот уже 3 года, как я пилот МАУ. Моя работа многим кажется не женской. Но для меня это родная профессия, к которой я долго и упорно шла. И мой пример показывает, что каждая мечта может воплотиться в жизнь. Надо в нее верить и прилагать усилия. Тогда все обязательно получится.

Наталия Пономаренко
Наталия Пономаренко. Фото предоставлено аэропортом Борисполь

Наталья Пономаренко — инженер по пожарно-спасательным работам в аэропорту Борисполь

Я всегда искала в работе живого общения. Первое мое образование бухгалтера была не о том и мне не нравилась. С людьми интереснее, чем с цифрами. Поэтому я перешла на обучение, а затем и на работу в пожарную академию в Черкассах.В аэропорту я сначала была специалистом по пожарной безопасности. Это человек, который проверяет состояние дел, чтобы не допустить пожара в аэропорту. А через несколько лет мне предложили перейти на должность инженера по пожарно-спасательным работам. Я сначала немного испугалась. Там полностью мужской коллектив — 130 пожарных, 13 инженеров. Как меня примут? Сначала было непросто. Коллеги ко мне относились осторожно, воспринимали немного даже несерьезно. Надо было завоевать их уважение, авторитет. По завершению испытательного срока, меня уже воспринимали как высококвалифицированного специалиста, а со временем удалось наладить дружеские отношения.

Наша основная задача — это держать пожарных в хорошей форме и готовности к чрезвычайным ситуациям. Чтобы человек мог разобраться в стрессовой ситуации, его надо подготовить. Для этого мы организуем специальные имитации. Тогда в случае реальной опасности они смогут оперативно решить проблему. В нашей работе большое значение имеет команда. Никакой стресс не страшен, если есть люди, на которых ты можешь положиться. Над этим мы и работаем — чтобы наша команда всегда была готова. Если где-то в мире в аэропорту происходит пожар, мы всегда разбираем этот случай. Нам важно продумать, как в такой ситуации действовали бы мы сами. Я верю в силу команды, но так же и каждый из нас должен постоянно осваивать и преодолевать свои страхи.


Самые интересные статьи об авиации, информация о новых маршрутах и распродажах авиабилетов в нашем канале Telegram, Twitter и Facebook. Подписывайтесь сейчас!